Ролевое мастерство самурая

В главе "ролевое мастерство" собрано много полезной информации, которая в том или ином виде мне раньше уже встречалась, но здесь она представлена в одном упорядоченном виде. Но интереснее всего было упоминание различных техник вхождения в роль.

Ритуалы для вхождения в роль я так или иначе использовал уже давно. Скорее наоборот - было понятно, что это ритуал для обозначения начала какой-то деятельности или для смены "режима" деятельности. Эта картина была неполной без понятия "роль". Теперь я могу внятно говорить о значимости поклона перед выполнением парных техник - это ритуал входа в роль исполнителя техники.

Сюда же ложится рассуждение о том, что выполнение движения коигути-окиру ("раскрытие меча" - вывод меча из ножен на пару миллиметров, чтобы он из состояния "плотно сидит в ножнах" перешел в состояние "свободно лежит в ножнах") не должно быть формальностью. Исторически это движение соответствовало тому, как в наши дни огнестрельное оружие снимается с предохранителя. Самурай, выполнив коигути-окиру, переходит из роли "человек с мечом в ножнах" в роль "человек с оружием в боевой готовности". То, что меч остается лежать в ножнах, не так важно - техники иайдзюцу позволяют наносить удары одновременно с извлечением меча из ножен.

Для того, чтобы ходить с мечом на поясе, не требуется особой психологической подготовки, но чтобы применить меч, требуется быть к этому готовым. Незаметное движение пальцев оказывается важным приемом для смены психологического состояния.

Над чем еще предстоит подумать, так это над практикой дзансин - пауза после окончания действия. Выход из роли и ретроспектива совершенного действия.

Во всех вещах важен их конец.

Хагакурэ

Спасибо, не думал об этом в таком контексте. То есть, я предполагал, что это в первую очередь сигнал для противника, но это ведь действительно и “переключатель” для себя тоже.

Спасибо за пост!
Да, очень интересно потом некоторые сложившиеся в культуре штуки рассматривать через призму предлагаемых ШСМ концептов) можно увидеть, что некоторые неосознанно/неявно сложившиеся паттерны, которые передаются как “всегда так делали, и ты так делай” получают объяснение. И когда они получают объяснение, их можно улучшить, например, в рабочей деятельности. До тех пор, пока объяснения нет или оно “поэтическое”, вдохновляющее, но не соответствующее критериям хороших объяснений, улучшить такие ритуалы в деятельности очень сложно.
В боевых искусствах это не критично, более того, такие ритуалы являются “визитной карточкой” искусства. Но вот если дело заходит о современных проектах по изменению мира, то там возможность понять, что происходит, и это улучшить становится крайне важна.