Практика игр или что для меня означает играть?

Меня окружает мир понятий. Понятия - это понятно. Мужчина - это понятие, женщина - это понятие. Черное - это понятие, белое - это понятие. Хорошо - плохо, грусть - радость, любовь - ненависть, жертва - каратель - спасатель. Это всё понятия. И я их привел парами или даже тройками чтобы показать что понятия никогда не подвешены в вакууме. Они, вместе с понятиями-партнерами покрывают какое то поле значений. Это называется онтология. Вот эти понятия - они с точки зрения игры не интересны. Это артефакты. Их кто то уже профантазировал, придумал, записал. Это материал энциклопедий.

Меня намного больше интересуют границы, разделяющие понятия внутри какой либо онтологии. Там, где заканчивается мужчина и начинается женщина, заканчивается черное и начинается белое, заканчивается жертва и начинаются каратель и спасатель. В этих границах есть потенциал, есть что копать. Стремление в эти границы выдает вереницу все новых и новых ощущений, феерический калейдоскоп новых нюансов, безграничный кайф. По этому я играю в игру границ. (Недавно перечитывая стихи ранних песен Дэвида Боуи наткнулся в Quicksand на вот это: "I'm torn between the light and dark / Where others see their targets / divine symmetry". Он это написал в нежном возрасте 23х лет. И в такие моменты мне кажется что можно вообще ничего в жизни не искать самому, а просто перебирать референции в работах Боуи и изучать их источники. Но это тема другой статьи.)

И я хочу здесь упомянуть другую похожую игру. Игру, в которую играют понятия. Их игра называется зависимости - играть, в мужчину, играть в женщину, играть в черное, белое, жертву, карателя, спасателя. Найти что то мягкое, теплое и залипнуть на нем навсегда. Эта игра мне скучна. Потому что у меня появляется ощущение что это скорее игра играет мной.

Движение в границы для меня является движением в “сигнал”. Я настраиваю себя на то чтобы чувствовать границу и стремиться в неё. Это сенсор, как орган. Вообще я чувствую себя открытым для любых сигналов. Везде где я что то чувствую, я стремлюсь туда и смотрю что там. Потому что там точно что то есть. Может нямка, может бяка, но точно какая то возможность. Я при этом не делаю различия между приятными и болезненными чувствами. Я чувствую ненависть? Замечательно! Там что то есть! (И опять Боуи: “Bowie hated Los Angeles. Probably moreso than any place that he traveled. However, he did come here for inspiration.”.)

Играя в игру границ можно зайти далеко. Очень далеко. И она однозначно закончится смертью. (И так же как и игра в зависимость однозначно закончится смертью.) И тут есть один важный момент, чтобы смерть не стала преждевременной. Нужно применять меры безопасности. Это заход из системного фитнеса. В системном фитнесе вводятся понятия про три возможных состояния тела человека - стояние, падение и баланс. Стояние, это когда тело стоит стабильно и может пребывать в этом состоянии долгое время. Падение это когда человек не контролирует движение тела и он обречён на внешние факторы, которые часто приводят к травме. Баланс это когда человек контролирует свое тело между стоянием и падением. Опять кстати граница. Так вот, по сис-фиту состояние баланса - это самая нямка. В этом состоянии происходит тренировка, происходит рост. Перенося опыт сис-фита на игру в границы - главное оставаться в состоянии баланса. Не впадать в состояние падения. Не травмировать себя. Это можно представить себе как упражнения для равновесия в цигун - передвижение на ногах в постоянном состоянии баланса, так, чтобы в любой момент направление движения можно было обратить в обратную сторону и этим например перевести движение с бесперспективной траектории на более перспективную. В языке же коммуникации есть термин "коммуникативный провал". Знаменательно то, что недостижение целей коммуникации коммуникационным провалом не считается. Коммуникационным провалом считается обрыв коммуникации. Так и тут - нахождение на бесперспективной траектории не считается провалом. провалом считается неконтролируемое движение по жизни, падение. Потому что это ведет к травмам.

Идя в сигнал, я проявляюсь. Собственно это одна из двух ценностей играния. Я манифестирую свои желаения и ценности. И становлюсь явным. Я воплощаюсь. И этим самым я сам создаю сигнал. Сигнал, в который может идти другой человек, тоже воплощаясь и посылая сигнал. И вот этот сигнал то, что я ищу. Это вторая ценность. Вот она игра. Я проявляюсь чтобы получить резонанс проявления и проявиться снова в ответ. И игра эта может обретать совершенно феерические окраски, трудно понятные кому либо кроме играющих. Таков танец, таков музыкальный джем, таковы любовные и шпионские страсти. Я один раз участвовал в похищении человека под прицелом оружия в сумерках. Оружие было игрушечным. Мы играли в масштабную ролевую игру на тему мафии. Было игроков сто, разные банды, город был нашим игровым полем. Были миссии, мы встречались, разыгрывали сценки, пытались переиграть и перехитрить друг друга. Позже нас остановил полицейский патруль - кто то наблюдал нас со стороны заявил в полицию о похищении. Почему мы это делаем? Потому что мы можем. Кто сказал что игры должны быть настольными. Где граница между игрой и реальностью? Вот в эту границу я стремлюсь.

Жене посвящается. Люблю тебя. Хочу играть с тобой.